Майору ищут место

Пока защита Дениса Евсюкова, расстрелявшего людей в супермаркете, обжалует приговор, тюремное ведомство выбирает бывшему майору казенный дом для отбывания пожизненного срока. По официальной версии, «зона» для майора еще не выбрана, однако в негласном порядке ведомство давно занимается вопросом, где сидеть милиционеру-убийце, пишет «Российская газета».

«Обычно такие вопросы решают комиссии в следственных изоляторах, — рассказал изданию эксперт, имеющий отношение к тюремной системе. — Они смотрят, что за человек — уголовник, бытовик (осужденный за бытовое преступление), бывший сотрудник правоохранительных органов и т.д., какой режим ему установлен, а также — где есть свободные места, в смысле, откуда пришли заявки».

По его словам, каждый месяц в следственные изоляторы Москвы приходит около 230 разнарядок из колоний. Однако вряд ли майор Евсюков поедет по обычной разнарядке, как все арестанты.

Напомним, Мосгорсуд 19 февраля приговорил Евсюкова к пожизненному заключению. Он признан виновным по всем пунктам обвинения: незаконное ношение оружия и боеприпасов, убийство двух лиц, покушение на убийство 22 лиц и посягательство на жизнь сотрудников милиции, — совершенных при расстреле посетителей московского супермаркета «Остров» в апреле 2009 года. Защита заявила тогда намерение обжаловать назначенное ему пожизненное лишение свободы. В свою очередь, адвокат потерпевших по данному делу Игорь Трунов скептически относится к возможности отмены приговора Евсюкову или смягчении ему наказания.

В России осужденные на пожизненное заключение содержатся в пяти учреждениях: «Вологодский пятак» (Вологодская область, остров Огненный), «Черный дельфин» (Соль-Илецк Оренбургской области), «Белый лебедь» (Пермский край, Соликамск), «Ивдель» (Свердловская область, Ивдельский район, поселок Лозьвинский), ОГ-98/18 (Ямало-Ненецкий автономный округ Тюменской области, поселок Харп). Кроме того, в обычных исправительных учреждениях могут создаваться отдельные спецучастки для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы.

Евсюков будет сидеть с маньяками и террористами

Если осужденный Евсюков попадет в колонию для пожизненно осужденных, то его ждет самый суровый режим содержания. Там нет авторитетов и уютных камер, а человек медленно превращается в биоробота, отмечает «Российская газета».

В камерах пожизненных тюрем царит стерильная чистота: за малейшую складку на постели или пылинку арестантов наказывают так, что лучше не рассказывать. Ложиться или даже присаживаться на кровать в течение дня запрещено. В одной из колоний для «смертников» — «Черном дельфине» — пожизненно осужденные спят головой к двери, не накрывая лица и при довольно ярком свете. В других колониях могут быть несколько другие условия, но отличия небольшие.

Единственное разнообразие в жизни таких сидельцев в том, что примерно раз в полгода их переводят из одной камеры в другую, меняют сокамерников. При этом разделения на бывших милиционеров, бандитов, террористов и кого-то еще нет. В колониях для пожизненно осужденных рядом сидят и маньяки, и дезертиры, и бывшие силовики.

Все это ждет Евсюкова, если конечно, Верховный суд не внесет перемены в его судьбе. Если же срок будет снижен, то Евсюкова должны направить в одну из колоний для бывших сотрудников. Таких зон по всей стране около десятка. Самая знаменитая — в Нижнем Тагиле. Но есть еще зоны для БС (некоторые переводят аббревиатуру как «бывшие сотрудники», но на самом деле она означает «безопасное содержание») в Рязанской, Нижегородской, Саратовской, Иркутской, Калининградской областях, Республике Коми, Мордовии и где-то еще. Полный список таких колоний не афишируется. Сидеть там могут и судьи, и прокуроры, и депутаты, и все, кому требуется БС.

По рассказам осведомленных людей, нравы в таких зонах, конечно, отличаются от обычных арестантских, но и там не сахар. Главное отличие — в высоком уровне образования, примерно 20% арестантов в таких зонах имеют высшее образование.

Любопытная деталь, в таких колониях есть и свои отверженные. В зонах для уголовников — это опущенные, или «петухи». В колониях БС эту касту называют «отделенные». Их немного, скажем, на тысячу арестантов человек двадцать пять — тридцать. Они убирают территорию, моют туалеты. Даже книги в библиотеке разделены — одни для «отделенных», другие — для обычных «бээсов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.