На оправдание шансов нет

Судебный департамент при Верховном суде составил портрет типичного осужденного в стране. Как оказалось, чаще всего обвиняемым становится уже судимый мужчина средних лет, оставшийся без работы и почти без шансов уйти от наказания даже в случае своей невиновности.

«Рисуют» такие портреты не художники, а ученые, в том числе социологи, криминалисты, юристы — с чисто практическими целями. Такая информация не просто дает пищу для размышлений, а позволяет делать практические выводы, пишет «Российская газета».

Согласно судебной статистике, всего в 2009 году было осуждено более 880 тысяч человек. Из них каждый третий наказан за кражу или грабеж. Пикантная деталь: у подсудимых по таким делам практически нет шансов быть оправданными, по крайней мере статистика не на их стороне. В среднем суды выносят 0,7 процента оправдательных приговоров, но когда речь заходит о краже или грабеже, то люди в мантиях и вовсе становятся беспощадными. В 2009 году обвиняемые в кражах признаны невиновными в 0,06 процента случаях. Правда, еще 0,09 процента дел по кражам было прекращено по реабилитирующим обстоятельствам.

При обвинениях в грабеже оправдательные приговоры выносятся в 0,08 процента случаев, а еще 0,04 процента дел прекращаются по реабилитирующим обстоятельствам. С одной стороны, такие скандально низкие показатели можно объяснить высоким качеством следствия и доказательной базой. Однако реальный опыт общения с правоохранительными органами, где уголовные дела часто просто фабрикуются, а доказательства фальсифицируются, подсказывает иные объяснения.

Например, у подсудимого может не быть ни денег, ни желания защищаться. Нанять «зубастых» адвокатов ему не по карману, а бесплатные защитники часто не проявляют особого рвения. Ведь последним платит государство, и в следующий раз следователь может передать «госзаказ» другому.

Недавно журналисты «РГ» вместе с известными правозащитниками побывали в «Матросской Тишине» и услышали две любопытные истории. В первом случае сиделец рассказывал, что фактически сам напросился в тюрьму. У него не было ни денег, ни документов, ни крыши над головой. Поэтому зимой он взял в супермаркете две бутылки водки и тут же сдался охраннику.

Другой арестант, представившийся Дмитрием, рассказал, что оперативники приписали ему дополнительную кражу. По его словам, как-то ночью он угнал машину в столичном дворе, а кто-то в то же время обворовал квартиру в соседнем доме. Поэтому следователи, поймав его, сказали: мол, возьми еще и этот грех на душу, раз уж ты там был.

Понятно, что рассказ арестанта надо проверять, и как было на самом деле — должен сказать суд. Но сам по себе прием, когда следствие старается повесить на обвиняемого другие нераскрытые преступления, известен. Людям в погонах истину порой заменяют отчеты и показатели, да и суд бывает не слишком проницательным в стремлении хотя бы избавить результаты следствия от явных изъянов и противоречий.

Статистика также подтверждает, что милиционеры и следователи больше всего любят работать со «старыми знакомыми». В 2009 году значительно выросло число осужденных, которые уже были судимы. 270 тысяч, или более 30 процентов, виновных прошли через скамью подсудимых по второму, третьему или очередному кругу. Более 60 процентов осужденных нигде не работали и не учились, хотя вполне трудоспособны. При этом официально числились безработными лишь 13 тысяч 762 человека из более чем 550 тысяч.

Из этого можно сделать несколько выводов. Не обязательно все неработающие бедны и бездомны. В Москве, например, практически каждую неделю появляются сообщения, что у одного безработного угнали Lexus, а у другого вытащили из кармана два миллиона рублей. Кто-то из таких пострадавших живет за счет богатых родственников, кто-то занимается неофициальным бизнесом, а кто-то, возможно, является постоянным «клиентом» правоохранительных органов.

Впрочем, большинство из полумиллиона неработающих осужденных — люди небогатые. Вполне вероятно, что многие из них являются закоренелыми уголовниками, которым не позволяет работать «воровская» мораль. А кто-то и рад бы вернуться в нормальную жизнь, но с такой биографией его нигде не берут, только одна дорога и остается — в тюрьму.

Кроме того, каждый пятый из осужденных — рабочий. А доля служащих, студентов и предпринимателей среди подсудимых невелика.

Исторически сложилось, что чем выше человек на социальной лестнице, тем легче ему общаться с правоохранительными органами. Проблемы у богатых и знаменитых возникают, как правило, только в том случае, если у них появляются влиятельные недруги. Таковы наши традиции, пишет издание.

С другой стороны, социально успешные люди крайне редко совершают так называемые бытовые преступления, когда, допустим, собутыльники режут друг друга ножами. Кстати, крестьян на скамье подсудимых оказалось еще меньше, чем предпринимателей, служащих или студентов: всего один процент. Так что дело, наверное, не в социальном статусе. Или не только в нем.

В целом возраст осужденных постепенно растет. В начале века намечалась другая тенденция: преступность молодела. В 2003 году 60 процентов осужденных были молодыми людьми или подростками: находились в возрасте от 14 до 29 лет. С тех пор «молодежный» процент постепенно снижается. В 2009 году число молодых людей на скамье подсудимых снизилось до 53 процентов. Зато старших, кому за тридцать, стало больше.

Растет и количество боссов мафии за решеткой, если к таковым причислять осужденных за организацию преступного сообщества. В 2007 году по такой статье получили срок 54 человека. В 2008 году уже 98. А в 2009 году российская Фемида признала организаторами преступных группировок 164 гражданина.

Если брать всех осужденных, то лишь треть из них получила реальный срок. Причем процент отправленных в тюрьму падает, поскольку суды переходят на более гуманные меры наказания: штрафы, обязательные работы. Однако отмечен и парадокс: реже стали назначать условный срок наказания. Так в 2008 году условный приговор получили 360 тысяч человек, а в прошлом — 341 тысяча осужденных. Штрафов осталось примерно столько же, как и раньше. Зато число приговоренных к обязательным работам выросло.

В 2009 году к лишению свободы были приговорены 283 тысячи человек. Средний срок составил 3,6 года. При этом по делам небольшой тяжести в среднем давали 1,7 года, по делам средней тяжести — 2,2 года, а за тяжкие преступления — 3,6 года. А при особо тяжких преступлениях средний срок составил 7,6 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.