Правозащитники требуют приостановить реформу

Ведущие российские правозащитники призывают скорректировать начавшуюся реформу пенитенциарной системы и начать радикальные изменения в Федеральной системе исполнения наказаний (ФСИН).

«Мы прежде всего предлагаем, чтобы начавшаяся реформа пенитенциарной системы, сопровождающаяся грубейшими нарушениями прав человека, была приостановлена», — говорится в обращении, которое, передает «Интерфакс», подписали глава Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева, лидер движения «За права человека» Лев Пономарев и член МХГ Валерий Борщев. Полный текст меморандума опубликован Движением «За права человека».

«Основой реформы ФСИН должна стать коренная кадровая реформа, с учетом опыта начавшейся сейчас реформы милиции — переаттестации, проверкой психологической пригодности, знания основ права. В экспертизе должны обязательно участвовать независимые специалисты. По результатам экспертиз должны быть уволены все те сотрудники, которые потенциально склонны к насилию и унижениям», — отмечается в обращении, распространенном в четверг.

Гражданские активисты заявили, что новое руководство ФСИН пытается сделать шаги к улучшению ситуации в системе исполнения наказаний, «однако обстановка в учреждениях ФСИН очень сложная, часто трагическая».

Например, идея полной замены колоний — на колонии-поселения для неопасных преступников и тюрьмы для опасных преступников и рецидивистов дискредитируется тем, что условия содержания в тюрьмах — куда хуже, чем в лагерях. При переводе осужденного в тюрьму будут полностью игнорироваться его личность и моральные качества, считают правозащитники.

По словам правозащитников, новая концепция реформы пенитенциарной системы «предварительно не обсуждалась публично, к ее подготовке не было привлечено гражданское общество, не проводилась независимая экспертиза». «У нас сидит почти миллион человек. Для экономики страны такая армия заключенных неподъемна», — сказала ранее Людмила Алексеева.

«Формально новая реформа предусматривает отделение осужденных, имеющих первую судимость, от рецидивистов. На деле эти меры уже привели к широкомасштабному перемещению заключенных в другие колонии. Результатом стали грубые нарушения прав осужденных. Поскольку в традицию администрации многих мест заключения входит «ритуальное» избиение вновь прибывшего этапа осужденных — для острастки и психологического слома, то одномоментные перемещения десятков тысяч заключенных сопровождались буквально потоком сообщений о расправах и издевательствах», — отмечается в обращении.

Кроме того, в числе мест лишения свободы или отдельных участков в рамках конкретных учреждений были выделены особые пыточные зоны (или «пресс-зоны»), число которых, судя по данным мониторинга обращений и жалоб заключенных и родственников, в настоящий момент составляет порядка 50. Главная задача этих «пресс-зон» — принуждение заключенных к даче нужных показаний, к самооговору и оговору других, к психологической ломке.

«Должностные лица администрации, теоретически призванные содействовать ресоциализации осужденных, понимают свои обязанности как необходимость стравливать группировки заключенных и создавать сети осведомителей. Ликвидированные «секции дисциплины и порядка» были превращены в иные «добровольные» объединения, например, «пожарных» — практически с теми же возможностями для господства актива над другими заключенными», — считают гражданские активисты.

«Подчинение медицинских учреждений в местах заключения пенитенциарному ведомству создает условия для сокрытия болезней заключенных и безнаказанность при халатном отношении к лечению», — отмечается в обращении.

Правозащитники призвали создать в тюрьмах и колониях условия, обеспечивающие соблюдения прав заключенных. В частности, они считают, что должны быть гарантированы: пребывание осужденных не далее определенного расстояния от дома, конфиденциальность общения заключенных с посетителями, реализации права депутатов всех уровней на посещение колоний с полномочиями общественных наблюдателей.

Гражданские активисты предложили создать для заключенных условия для ресоциализации, изоляции преступных авторитетов, формирования бригад для возмездной трудовой деятельности, с обязательным заключением коллективного договоров с осужденными.

Правозащитники выступили за снижение порога тяжести заболеваний и расширения их перечня, по которым заключенные освобождаются из-под стражи, страховать жизнь и здоровье заключенных и перевести медицинский персонал пенитенциарных учреждений в Минздравсоцразвития, при распространении на него социальных льгот работников силовых структур.

Алексеева, Пономарев и Борщев считают, что должна быть повышена социальная защищенность сотрудников администрации исправительных учреждений путем заключения коллективных договоров, распространения на них льгот и гарантий сотрудников силовых структур, в том числе при обеспечении жильем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.