260 лет строгого режима

Самарский областной суд во вторник вынес приговор обвиняемым по делу о бунте в колонии строгого режима №6 в Самарской области в сентябре 2008 года, передает «Интерфакс».

Все четырнадцать обвиняемых были признаны виновными и были приговорены в общей сложности к 238 годам лишения свободы в колониях общего и строгого режимов. Ранее сторона обвинения запросила для фигурантов дела в целом почти 260 лет колонии строгого режима.

В ходе прений государственный обвинитель просил назначить подсудимым наказание от 13 до 27 лет лишения свободы с учетом неотбытых сроков по предыдущим приговорам — в общей сложности 260 лет колонии строгого режима.

Двоих подсудимых суд признал виновными в убийстве и других преступлениях и приговорил к 27 годам заключения. Остальные приговорены к длительным срокам — от 7 до 25 лет — лишения свободы, уточняет ИТАР-ТАСС.

Напомним, массовые беспорядки произошли 23 сентября 2008 года в самарской исправительной колонии строгого режима № 6. Между осужденными двух отрядов началась драка, в ходе которой они ворвались на территорию восьми сторожевых постов, разрушая и поджигая их. В результате беспорядков пострадали более 30 человек, в том числе трое сотрудников колонии. Сгорели четыре сторожевые вышки и здание бывшего штаба.

В ходе расследования были установлены четыре организатора, обвиненные в организации массовых беспорядков и дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Двоим из них также было предъявлено обвинение в убийстве. Еще десяти осужденным были предъявлены обвинения по статьям УК РФ «Участие в массовых беспорядках» и «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества».

Уполномоченной по правам человека в Самарской области Ирине Скуповой подсудимые заявляли о несогласии с ходом судебного процесса. Они утверждали, что им не давали слова и не удовлетворяли их ходатайств, сообщал ВолгаНьюс.

Жаловались ей и потерпевшие. «Процесс закрытый, показания очень противоречивые, менялись по ходу следствия. Главным образом, недовольство потерпевших сводится к тому, что они давали конкретные показания против конкретных лиц по фактам их избиения, а в ходе следствия эти показания были истолкованы в качестве материалов, подтверждающих организацию массовых беспорядков», — заявила уполномоченная.

Бунт в самарской колонии строгого режима № 6

Беспорядки в колонии строгого режима №6 начались вечером 23 сентября 2008 года. По данным следствия, сначала между заключенными произошла драка, в ходе которой они ворвались на территорию восьми сторожевых постов, разрушая и поджигая их. В результате сгорели четыре сторожевые вышки и здание бывшего штаба, использовавшееся для проведения кружковых занятий, а также в качестве склада.

При осмотре места происшествия было обнаружено тело осужденного со следами сильных ожогов. Спустя сутки после инцидента в городской больнице скончался от ожогов еще один осужденный. В ходе следствия было установлено, что одного из погибших убила группа осужденных на почве личных неприязненных отношений. Второй погибший сначала был избит, а затем заперт в помещении одного из постов, который впоследствии подожгли.

Следственное управление по Самарской области возбудило уголовное дело в связи с дезорганизацией деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, а также в связи с массовыми беспорядками и убийством группой лиц двух человек. 74 заключенных после бунта были переведены в СИЗО для обеспечения порядка и пресечения новых конфликтов.

В ноябре 2008 года начальник колонии Игорь Стариков написал рапорт об увольнении. Проверка ГУИН показала, что он не справлялся со своими обязанностями. По данным ФСИН, в колонии отбывают сроки 2 тысячи осужденных за тяжкие преступления.

Расследование дела по факту массовых беспорядков завершили в марте 2010 года. В ходе расследования были установлены четыре организатора. Они обвинялись в организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами и уничтожением имущества, а также в дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Двоим из них также было предъявлено обвинение в убийстве. Еще десяти осужденным были предъявлены обвинения по статьям УК РФ «Участие в массовых беспорядках» и «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества».

Однако версия правозащитников по этому делу с самого начала отличалась от заявлений представителей ФСИН. По сведениям фонда «В защиту прав заключенных» бунт возник спонтанно. Как сообщили осужденные, сначала возник пожар в бараке усиленного режима (БУР). При этом, по словам заключенных, специально никто барак не поджигал.

Заключенные, оказавшиеся в зоне огня, не могли выйти из закрытого барака, а сотрудники администрации не торопились открывать двери БУРа, сообщало правозащитное движение «За права человека». Осужденные начали выпрыгивать из окон верхних этажей. Тем временем вернувшиеся из промзоны сокамерники бросились ломать двери БУРа.

Затем, согласно свидетельствам осужденных ИК-6, возникла драка между работающими заключенными и активистами «секции дисциплины и порядка». (Напомним, с 1 января 2010 года секции дисциплины и порядка ликвидированы). Поводами для конфликта стали пожар и бездействие администрации колонии во время чрезвычайного происшествия.

Но основной причиной этой внезапно возникшей драки было накопившееся недовольство осужденных общей ситуацией в данной колонии. Например, после активного протеста по условиям содержания (9 мая 2008 года) вместо улучшения условий содержания из ИК-6 были вывезены все осужденные, обращающиеся в органы власти.

Заключенные жаловались, что администрация колонии стала «закручивать гайки» — активисты секции дисциплины и порядка получили распоряжение жестоко подавлять любые ростки недовольства среди осужденных, что они и делали по-своему: дежурные на выходе в промзону активисты секции дисциплины и порядка буквально обирали проходящих через КПП рабочих-осужденных; отбирали продукты и сигареты, при этом издевались над ними.

В ноябре 2009 года уполномоченная по правам человека в Самарской области Ирина Скупова заявила о невиновности ряда заключенных, обвиняемых в бунте. По ее словам, в этом деле есть масса нестыковок, которые следствие даже не пытается устранить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.