Забайкалье — подробности поджога

Новые подробности дела о поджоге расположенной в Забайкальском крае исправительной колонии номер 10, где отбывал часть срока опальный олигарх Михаил Ходорковский, рассказал газете «Московский комсомолец» бывший заключенный этой «зоны». Недавно освободивший Владимир Сарапулов поведал, почему взбунтовались заключенные, как жестоко тюремщики наказали их за поджог и почему все сидельцы из Краснокаменска желают, чтобы к ним вернулся Ходорковский.

«Во время пожара я был в камере № 2 ШИЗО. Примерно в 4 утра проснулся от шума, выстрелов, криков. Затем погас свет, — вспоминает Сарапулов. — Кто-то из осужденных снаружи выломал двери, и те, кто был в ШИЗО, выбрались наружу. Вместе с другими арестантами я пошел на плац, где все собирались». Но бунт был быстро подавлен. Ожидая жестоких избиений, многие заключенные, по словам Сарапулова, выбирали менее болезненный исход, «вскрываясь»: они резали себе живот, шею и руки.

«На плацу нас разделили по отрядам. И всех заставили сидеть на корточках. Сменить позу не давали. И еще не разрешали сходить в туалет. Так и говорили: мол, можете облегчиться в штаны или в карман соседа. Нашу группу на плацу продержали до 10 утра, а потом перевели в помещение ШИЗО. Вот тут-то начальник отдела безопасности Москвитин отходил меня дубинкой. Другие сотрудники последовали его примеру и начали избивать остальных осужденных», — заявил бывший заключенный.

«На территории колонии был выстроен живой коридор из надзирателей. Нас заставляли бежать через него, и со всех сторон сыпались удары ногами и дубинками. Кстати, колония буквально нашпигована видеокамерами. Ими просматривается и весь плац — так что видеозаписи могут подтвердить мои слова», — продолжил Сарапулов.

«Все осложняется тем, что в «десятке» введен режим особых условий на целый месяц. Сюда не пускают ни юристов, ни родственников, ни правозащитников. Так что попасть к осужденным мы не можем. Я считаю, что все это сделано с умыслом скрыть факты насилия. Во ФСИНе, видимо, рассчитывали, что у избитых за месяц синяки пройдут, раны затянутся», — пояснил директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов.

Версии поджога: виноваты «опущенные» и «пресс-хата»

Осужденный Журавлев, один из подозреваемых по делу о поджоге, заявил, что бунт подняли из-за слухов, будто в колонии организовали «пресс-хату» — помещение для физического воздействия на заключенных, неугодных администрации. Для этого якобы и этапировали в колонию в конце 2010 года осужденных из других учреждений.

ФСИН же выдвинула версию, будто осужденные устроили поджог, потому что не захотели сидеть в столовой за одним столом с «опущенными», в то время как власти стремились ввести в колонии «красные порядки», переломив давние арестантские традиции. Правозащитники считают эту версию надуманной: причины бунта, по их мнению, гораздо глубже, да и сам этот поджог — уже не первая акция протеста.

«В начале года начальник колонии Рябко собрал всех на плацу, угрожал, что закатает нас в бетон. Я и другие осужденные написали жалобы в прокуратуру, но администрация колонии им ходу не дала. И вообще все наши жалобы, отправленные официальным путем, не доходили», — заявил Сарапулов.

По одной из версий, «десятка» должна была загореться первой, а потом ее примеру должны были последовать забайкальские «тройка» и «пятерка». Местные осужденные также давно были недовольны поведением администрации.

Ходорковский осчастливил зэков

Все арестанты говорят о временах, когда в колонии сидел Ходорковский, чуть ли не как самых счастливых. И не припомнят в ту пору ни одного конфликта с администрацией. Правозащитники и прокуроры тогда были частыми гостями на зоне и обращали внимание на все мелочи. «Нам жилось, как в санатории. И мы не раз говорили: вот бы Ходорковского сюда вернули, тогда бы все наладилось»

«Обычно администрация в курсе всех дел осужденных. За решеткой ничего не утаишь. Есть версия, что поджог позволили осужденным устроить специально для ужесточения режима и в то же время отмывания денег, с откатом тому, у кого кресло зашаталось», — заявил правозащитник Алексей Погодин.

Как пустили «красного петуха» в «красной» колонии

Напомним, беспорядки в Краснокаменской колонии произошли в ночь на 17 апреля. Группа осужденных подожгла исправительное учреждение. В результате выгорела значительная часть административных зданий. В отношении организаторов беспорядков и поджогов возбуждено уголовное дело по статье «массовые беспорядки», расследование продолжается.

В конце апреля прокуратура возложила вину за поджог колонии на руководство учреждения. «Массовые беспорядки в колонии стали возможными вследствие серьезных упущений в осуществлении воспитательной работы с осужденными, оперативно-розыскной деятельности по выявлению, пресечению и предупреждению преступлений и правонарушений, несоблюдения надлежащих условий содержания осужденных, отсутствия их должной изоляции», — говорилось в заявлении прокуратуры.

По данным ведомства, начиная с 2010 года, администрация ИК номер 10 «планомерно осуществляла мероприятия по усилению режимных требований к осужденным с целью приведения порядка отбывания наказания в соответствие с требованиями уголовно-исполнительного наказания». При этом осужденные привлекались к дисциплинарной ответственности за нарушения внутреннего распорядка, формы одежды, невыполнение законных требований администрации. Это вызывало противодействие со стороны ряда осужденных, которые в целях удержания своих позиций и сохранения «воровских традиций» внутри учреждения стали предпринимать действия к ослаблению режима.

После пожара в колонию с проверкой приехал глава ФСИН России Александр Реймер. По итогам проверки Реймер принял меры дисциплинарного воздействия, уволив пятерых руководителей, в том числе начальника сгоревшей колонии Александра Рябко. При этом начальник краевого УФСИН Владимир Никитеев получил два предостережения и четыре представления, в том числе о неполном служебном соответствии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.