Риски для безопасности страны

Состояние российской пенитенциарной системы «чудовищно архаичное», а медперсонал Федеральной службы исполнения наказаний не в состоянии справиться с большим количеством больных заключенных. Этот очевидный для многих правозащитников тезис признал глава Министерства юстиции Александр Коновалов, выступая в среду на «правительственном часе» в Государственной Думе, пишут «Московские новости».

Он также заявил, что во ФСИН сохраняются рудименты ГУЛАГа, а может быть, и дореволюционной каторги. «Эта система оказывает калечащее воздействие на психику человека», — отметил Коновалов.

Руководитель ведомства подчеркнул, что в последние годы благодаря принятым мерам, в том числе и новым законам, количество «спецконтингента» в РФ сократилось за три года с миллиона до 650 тысяч.

Однако, как пишет «Российская газета» Минюст вовсе не ставит своей «исключительной задачей» разгрузить тюрьмы. Более того, в ведомстве отдают себе отчет в том, что количество людей, находящихся в местах лишения свободы, может увеличиваться, если с преступностью в России станут бороться более эффективно. «Но мы убеждены, — сказал Коновалов, — в том, что, несмотря на то, что сидят далеко не все, кому нужно сидеть, но далеко не все, кто находится за колючей проволокой, там должны находиться. Их можно наказать иным способом, менее вредным и для них, и для общества».

Глава Минюста напомнил, что попавшие за решетку остаются гражданами и членами общества. Но существующее отношение к зэкам влечет за собой не только рецидивизм, но и рост «асоциально настроенного населения», что уже чревато бунтами. «В итоге мы имеем громоздкую, дорогостоящую, допускающую постоянную репродукцию преступности систему исполнения уголовных наказаний, несущую в себе системные риски для безопасности страны», — подчеркнул Александр Коновалов, напомнив, что беспорядки, приведшие к смене власти в Киргизии, начались с бунтов заключенных.

Министр дал понять, что руководствуется отнюдь не идеей милосердия, а выступает с прагматичных позиций, сообщает радио «Эхо Москвы». Он не скрывает, что общество надо защитить от массы людей, прошедших через тюремные университеты.

Спасти «человеческий материал»

По словам Коновалова, одна из острейших проблем — высокая заболеваемость среди заключенных, порядка 70% которых узнают о том, что болеют туберкулезом или заражены ВИЧ, только после осмотра при поступлении в места отбывания наказания. На этом фоне в тюрьмах и колониях имеется острая нехватка медперсонала.

«Медицина ФСИН сегодня не справляется с тем валом, потоком, если позволите мне применить такой термин, «человеческого материала», который попадает в места лишения свободы», — цитирует Коновалова «Интерфакс».

Упоминать фамилии людей, скончавшихся за решеткой, Коновалов не стал, но в словах министра были недвусмысленные отсылки к делу юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и предпринимательницы Веры Трифоновой, отмечают «Московские новости».

С проблемами в сфере здравоохранения в колониях Коновалов предложил бороться, с одной стороны, привлекая во ФСИН гражданский медперсонал. С другой — решая вопрос о социальном страховании осужденных, которые в настоящее время, «по сути, вычеркиваются из жизни, их практически лечат только за счет бюджета ФСИН».

Однако чиновник с сожалением заметил, что «предложение об аутсорсинге тюремной медицины пока не встречает горячего энтузиазма». Как отмечает «Московский комсомолец», он, видимо, имел в виду идею передать в руки Минздравсоцразвития медобслуживание заключенных, чему ведомство сопротивляется.

Председатель наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Москве Валерий Борщев заявил «МН», что тюремные медики могут призывать на помощь гражданских коллег. «Всегда была возможность отправлять тяжелобольных в гражданские больницы. И управления ФСИН заключают договоры с медучреждениями. Проблема в диктатуре следователя. Без его разрешения ни один подследственный не сможет получить качественную медпомощь на воле. Связь между следователем и тюремным медиком надо разрывать в первую очередь», — отметил Борщев.

Тюремная реформа — 2020

Между тем, Александр Коновалов надеется, что переломить ситуацию удастся в ходе реформы пенитенциарной системы, которая стартовала в 2010 году. Он отметил, что эта реформа, которую курирует президент РФ Дмитрий Медведев, является «одной из наиболее масштабных и амбициозных реформ, проводимых Минюстом». При этом Коновалов подчеркнул, что для уменьшения количества заключенных необходимо и дальше гуманизировать уголовное законодательство — сейчас оно, по словам министра, все еще «негибкое». В частности, министр указал на необходимость введения такой альтернативной формы наказания, как принудительные работы.

По его словам, сидеть в заключении должны те, кто опасен для общества, в том числе коррупционеры, пишет «Взгляд». К таким категориям граждан Коновалов считает возможным применять самое суровое наказание — вплоть до 50 лет заключения. «Но те, кто виноват в меньшей степени, не должны гнить за колючей проволокой и становиться опасными для общества», — заявил глава Минюста.

Еще одной мерой по реформированию системы исполнения наказаний, по мнению Александра Коновалова, может стать улучшение социального обеспечения сотрудников ФСИН. «Люди получают крохотные деньги за такую тяжелейшую работу, работая в отдаленных местах, не имея никакого элементарного комфорта, а подчас не имеют нормальных человеческих условий для обитания. Это, безусловно, очень большая проблема, большой урон для существования системы в целом», — заявил Коновалов, предложив депутатам восстановить льготы для сотрудников ФСИН, которые были отменены с прекращением действия закона «О милиции».

Самая дорогая часть реформы, признал министр, — переход на новую систему отбывания наказаний. Предлагается создать учреждения четырех видов — колонии-поселения двух видов, воспитательные центры и «тюрьмы в их первичном понимании — с камерами, с большей степенью изоляции — для тех, кто опасен для общества». Уже разработан проект таких тюрем, определена их география с тем, чтобы они равномерно охватывали всю страну, но средств на реализацию нет. Именно из-за отсутствия финансирования тюремная реформа завершится не раньше 2020 года, пишет «МК».

Правозащитники высказались за Коновалова, а депутаты предложили ему уволиться

«Надо отметить, что господин Коновалов понимает глубину проблемы и то, как обстоят дела с нарушением прав человека в России, а речь-то фактически идет о пытках или о таком отношении к людям, которое может быть приравнено к пыткам», — отметил в комментарии «Новым Известиям» глава российского отделения международной правозащитной организации Amnesty International Сергей Никитин.

«Можно приветствовать тот факт, что министр юстиции, по крайней мере, осознал проблему, а следующим шагом должно быть что-то реальное. Я думаю, что вполне логично было бы обратиться за советом к российским правозащитным организациям, которые давно трудятся на этом поприще», — сказал Никитин.

Однако «масштабной» реформу Минюста правозащитники пока не признают. Как рассказал «НИ» председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов, никакой «серьезной» реформы сейчас не ведется: «Она пока планируется, обсуждается, разрабатывается, а куда и как она сдвинется, не совсем понятно».

В свою очередь депутаты оппозиционных фракций Государственной Думы, выслушав доклад главы Минюста Александра Коновалова, предложили чиновнику уйти в отставку. Его заподозрили в том, что он не слишком активно поддерживает политику модернизации, предложенную президентом. Кроме того, главу Минюста также неоднократно призывали более конкретно высказаться по различным политическим проблемам, пишет «Независимая газета».

«Зачем нам нужен такой министр юстиции, который прямо и честно ни на один вопрос ответить не может?» — сказал депутат из ЛДПР Сергей Иванов. Он в ходе «правительственного часа» обратился к Коновалову два раза. Например, захотел выяснить, правы ли СМИ, когда уверяют, что осужденному экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому отказано в условно-досрочном освобождении «на сомнительных основаниях». По словам Иванова, министр уходил от прямых ответов.

Действительно, относительно УДО Ходорковского министр заявил: «Как юрист, как гражданин я привык доверять решению суда. Те, кто с ним не согласен, вправе его обжаловать». И добавил, что неправоту администрации колонии надо тоже доказывать в суде.

Депутат от «ЕР» Наталья Ермакова полагает, что прошедший «правительственный час» — еще один пример использования думской оппозицией любого повода для своей избирательной кампании. По ее мнению, глава Минюста в своем выступлении затронул такую важную тему, что ее одну можно было бы обсуждать несколько часов. Потому что реформа уголовно-исполнительной страны касается огромного количества российских граждан.

«Требовать отставки министра, упрекать в том, что он якобы делает не то, чего от него ждут, настаивать, чтобы он прямо сейчас дал политическую оценку какому-то факту — это все предвыборный пиар». Ермакова уверена, что Коновалов со своей работой справляется, о чем накануне фракцией «Единая Россия» и было заявлено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.