Михаил Ходорковский — доносчиков здесь презирают

Бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, отбывающий срок в карельской колонии по обвинению в хищении и отмывании денег, рассказал о своем опыте общения с тюремными «стукачами». В статье для журнала The New Times опальный бизнесмен признался: он рад, что Россия не США и не Германия — доносчиков здесь презирают.

В очередной колонке о «тюремных людях» Ходорковский описал «официального стукача» из своего лагеря — некого Аркадия Бондаря. «Высокий молодой парень с широкой улыбкой на симпатичном лице. Подойдет к каждому новичку, потерянно сидящему на своей койке в адаптационном отряде. Затеет разговор о жизни, о деле, приведшем в зону…Только очень наивный человек поддержит беседу. Но поговорить хочется, и наивных — много», — рассказывает бывший шеф ЮКОСа. Полный текст заметки публикует пресс-центр адвокатов Ходорковского и Платона Лебедева.

Аркадий, по словам Ходорковского, — это так называемый «официальный» стукач. Он работает дневальным в оперативном отделе и формально отвечает за чистоту и порядок в помещении. Однако истинная его миссия — «раскрутить» вновь прибывших заключенных, выведать у них сведения о сообщниках и детали преступлений, которые утаили во время следствия. Также Аркадий ищет то, что не отобрали по прибытии, — например, карты, свитер и все, что в тюрьме держать нельзя. За каждый донос Аркадий получает поблажки, например, блок сигарет или право использовать все те же запрещенные вещи.

«Мешать ему рискованно: во время следующего планового обыска можешь неожиданно обнаружить те самые карты уже в своем бауле. Поэтому все молчат, бросая весьма выразительные взгляды», — пишет Ходорковский.

По словам бывшего бизнесмена, с ним стукач предпочитал не связываться. Впрочем, были и исключения. Ходорковский вспоминает такой разговор:

— Борисыч, как пишется слово «дискредитирует»? (спрашивает Ходорковского приятель Аркадия)
— Зачем тебе?
— Бондарь спрашивает.
— Бондарь, подойди… Зачем?
— Опера попросили.
— Что попросили?
— Написать, что вы дискредитируете администрацию. А я слова не знаю.

После этого разговора Ходорковский, по собственным словам, зашел «к операм»: «Вы хоть бы думали, кому и что поручаете». Те ничуть не смутились: «Ну вы же знаете, Михаил Борисович, что за контингент. Работать не с кем». «Расходимся шуточками. Этот раунд — за мной. Впрочем, они не спешат», — констатирует в заметке экс-бизнесмен.

«Стукачество для русского человека — дело предельно аморальное. Мы не немцы и не американцы, у которых «сообщить властям» — святое. У нас стукачи загубили миллионы невинных жизней… Мы все понимаем: иногда сообщить об увиденном нужно для нашей общей безопасности, иногда — для того, чтобы восторжествовала справедливость… Но донести ради подачки — хуже, чем украсть», — пишет Ходорковский. И заключает: «Брезгливое презрение окружающих — вот награда стукачу в России».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.