Леонид Развозжаев — отказ от явки с повинной

Следственный комитет России обещает проверить все сообщения СМИ о применении угроз либо пыток к оппозиционеру Леониду Развозжаеву, обвиняемому в подготовке к массовым беспорядкам. Впрочем, сам активист «Левого фронта» не обращался в СК с заявлениями о насилии, похищении или других противоправных действиях, подчеркнул в среду официальный представитель СК Владимир Маркин, которого цитирует сайт ведомства.

Напомним, сам Развозжаев после своего ареста вечером 21 октября успел крикнуть журналистам на выходе из здания Басманного суда в Москве, что его «двое суток пытали» и «угрожали убить». СК на следующее же утро заявил, что оппозиционер собственноручно написал явку с повинной на 10 листах.

История получила дальнейшее развитие во вторник, 23 октября. Арестованного в Лефортовской тюрьме навестили правозащитники и по итогам рассказали, что тот от явки с повинной отказывается и заявляет, что дал признательные показания под психологическим давлением. Физических пыток не было, однако Развозжаеву угрожали, в частности, убить его детей, а также вколоть ему «сыворотку правды», после чего тот «навсегда останется дураком».

С подробным рассказом о визите в тюрьму правозащитники выступили поздно вечером в среду в эфире телеканала «Дождь». Глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы, член Московской Хельсинской группы Валерий Борщев рассказал, что того несколько часов везли на микроавтобусе из Киева в Россию, связав скотчем руки и ноги и надвинув на голову шапку. Уже в России, судя по всему, в Брянской области, отвели в какой-то подвал, сковав цепями руки и ноги. Там Развозжаев почти три дня просидел в скрюченном положении, без еды, его не пускали в туалет. И все это время ему и его семье угрожали расправой.

Над текстом явки с повинной работал некий «аналитик», поведал правозащитникам арестованный оппозиционер. Затем привели «главного» и заставили Развозжаева зачитать составленное заявление, наручников при этом не сняли. После этого его повезли в Москву, пересадили в Измайловском парке в машину Следственного комитета — дальнейшее уже известно: спешный арест и предъявление обвинения.

В интервью «Коммерсанту FM» Валерий Борщев добавил, что правозащитников в Лефортово пять часов не пускали к Развозжаеву, «придумывая, что он на следственных действиях, еще где-то, хотя на самом деле следственные действия были и до нашего еще прихода, он просто был в другой камере». По поводу услышанного от арестанта правозащитник сказал: «Это страшная вещь, это похищение с пытками, это может случиться со многими. Мне кажется, что это очень тревожный сигнал для общества в целом».

От первого лица: Развозжаев рассказал, что было самым страшным

Среди прочих на встрече с Развозжаевым побывала и правозащитница, обозреватель журнала The New Times Зоя Светова — на сайте издания она публикует рассказ оппозиционера от первого лица. Поскольку визитеры успели изложить СМИ основные моменты, приведем некоторые подробности, которые могут оказаться важными.

По словам Развозжаева, киевских похитителей было четверо, трое в масках, один — без. Оппозиционер считает, что мог бы его узнать. Это были «очень здоровые ребята»; подавляя сопротивление, они затолкали его в микроавтобус. Ехали с ним тоже «человека четыре» — по мнению арестованного, это были украинцы.

На территории России допросы проходили в подвале полуразрушенного дома, при этом Развозжаеву на голову натянули шапку без прорезей, возможно даже две — толстая и тонкая. Следов от наручников и оков на ногах на теле не осталось — активист «Левого фронта» объясняет, что под одеждой у него была пижама, чтобы не мерзнуть в Киеве.

Шапку с лица приподняли только тогда, когда пришлось подписать заготовленную явку с повинной, утверждает Развозжаев. И то, открыли только один глаз. Впрочем, оппозиционер успел заметить на стене «какое-то черное полотно».

Вот несколько цитат из представленного правозащитницей рассказа Развозжаева.

«Самым страшным было то, когда мне говорили, что мою жену и моих детей могут убить».

«Я был вынужден сказать в явке с повинной о сотрудничестве с западными спецслужбами, хотя это неправда, потому что я бы иначе оттуда не вышел».

«Я говорил им, что мы куда-то ездили, что обсуждали проведение акций протеста, а они говорили мне: лучше напиши про взрывы железных дорог. Я немного отстоял свое право написать не о взрывах, а о перекрытии дорог. В целом все, что я написал в этой так называемой явке с повинной, было написано под давлением. Я действительно был в Минске, но не с теми людьми, о которых я там написал. Я был в Курске, Воронеже, но не с теми целями, о которых я в явке с повинной сказал».

«Мы приехали в Измайловский парк. Я сидел в микроавтобусе, а они вышли и минут десять разговаривали со следователем и передали ему мою явку с повинной. Потом меня пересадили в машину к следователю — это был то ли черный Mercedes, то ли BMW. То есть, понимаете, я не сам пришел в следственный комитет, люди, которые меня похитили, передали меня следователю! Из рук в руки!»

Между тем, похоже, решился вопрос о том, кто будет защитником Леонида Развозжаева. В среду один из адвокатов Pussy Riot Марк Фейгин заявил, что будет представлять интересы Развозжаева, и подписал соответствующий договор с его женой. По словам адвоката, в этот же день он намерен попасть в Лефортовскую тюрьму для встречи со своим подзащитным. Первым делом он планирует подготовить необходимые документы, чтобы оппозиционер мог отказаться от написанной под давлением явки с повинной, сообщает ИТАР-ТАСС.

Фейгин подчеркнул, что в настоящее время он является единственным адвокатом Развозжаева по соглашению.

В то же время официальный представитель СК Владимир Маркин сообщил агентству, что арестованный пока не заявлял следователю, кого из адвокатов он хотел бы видеть своим защитником. «Как только выбранный им или его родственниками адвокат обратится в Главное следственное управление СК России, будет решен вопрос о допуске к участию в уголовном деле», — сказал Маркин.

В отличие от следователей, правозащитники, посетившие Развозжаева, знают, кого тот хотел бы видеть своим адвокатом. По крайней мере, в рассказе от первого лица на сайте The New Times есть такой момент: «Мне срочно нужен адвокат. Адвоката Виолетту Волкову следователь ко мне не пускает под тем предлогом, что она уже ведет дела других подследственных по этому делу. Я хочу письменно отказаться от явки с повинной. Я хочу написать заявление о моем похищении. Для этого мне нужен адвокат. Пусть придет адвокат Марк Фейгин или Дмитрий Аграновский. Я должен находиться под защитой международной структуры».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.